PLAZMA: "В Благовещенске стеснительная публика"
01 Сентября, 10:54 \

27 августа 2009 года в Благовещенске выступила известная московская поп-группа PLAZMA. Несмотря на то, что большой зал Общественно-культурного центра не был забит до отказа, концерт прошел, что называется, на ура! Еще бы! Известные хиты Тайк майл лав или Свитест сюрренде подняли с мест практически всех присутствующих. А после выступления музыканты группы Роман Черницын и Максим Постельный дали эксклюзивное интервью Амурнет.

- Благовещенск – последний город, где вы исполнили концертную программу в рамках дальневосточного тура. А чем благовещенская публика отличается от публики западной, московской, например?

Роман:

- Мне показалось, что все-таки дальневосточная публика более сдержана в своих эмоциях. Аудитория в европейской части страны более раскрепощена, эмоционально раскована, пожалуй.

- А с чем это связано, как думаете?

Роман:

- Честно говоря, не знаю. Например, в Благовещенске зрители стеснительные, до последнего момента сидели на своих местах практически молча и неподвижно, даже дисциплинировано. И если им говорят - концерт окончен – они берут и уходят.

- Но, тем не менее, в конце выступления вы смогли разжечь публику, люди потянулись к сцене подпевать… Ведь так?

Роман:

- Просто в европейской части страны эта история с поп-музыкой начинается многим раньше, там люди даже не дожидаясь нашего приглашения, бегут к сцене и ведут себя как-то свободно и непринужденно. И им плевать, что кому-то из сидящих в зале не видно нас за их спинами. Но я не говорю, что это хорошо или плохо, когда зрители пассивны. Это просто данность.

- А как вы называете направление, в котором творите? Насколько, по-вашему, оно популярно в нашей стране сегодня и, возможно, за рубежом?

Максим:

- Поп-арт. (Все смеются)

Роман:

- На самом деле мы приходим в замешательство, когда нас спрашивают о жанре нашего творчества. Потому что этими классификациями, как правило, занимаются музыкальные критики. Они знают какие-то нюансы, тонкости тех или иных направлений. Отличают музыку по жанрам до мелочей. Но мы в эти дебри не суемся. Делаем, что нравится и то, что получается. А куда это отнести, к какому жанру и направлению – не наша задача.

- Ну да, критики считают, что если поп-музыканты используют в творчестве живую скрипку или гитару с драйвом – это уже не поп, а, скорее, какая-нибудь нео-классика, в вперемешку с роком и попом. Я сам видел у вас на концерте несколько готов. Они сказали, что у вас есть готические рифы.

Роман: (смеется)

- Честно говоря, ничего в этом не понимаю.

- А как вы музыку придумываете? Делаете то, что идет из глубины души и сердца? Что идет изнутри, то и выливается в творчество? И не важно, какие инструменты используются, какая аранжировка? Как у вас с этим делом?

Роман:

- С одной стороны, так все и есть. Но с другой стороны, как ни прискорбно, все-таки медиа-пространство, особенно в Москве, жестко форматировано. И, например, если мы выпускаем какую-то песню и предполагаем, что она будет каким-то радио-хитом (а мы хотим, чтобы она стала радио-хитом), мы все-таки вынуждены оглядываться на формат радиостанции, чтобы то, что мы сделали, попало бы в их эфир, и нашу песню взяли бы в ротацию (на раскрутку).

- Действительно, так все и есть. Но, наверное, это еще не все? Вы наверняка оглядываетесь на творчество и опыт ваших зарубежных коллег? Отслеживаете зарубежные модные течение и направления в поп-музыке и шоу-бизнесе? Ведь если не брать в пример творчество именитых музыкантов и делать музыку начала 80-х, например, в стиле MODERN TALKING, то считай, о популярности и востребованности можно и не думать. Так ли это? Может, вы пытаетесь придумать какое-то свое направление, сделать что-то новое в музыке, ранее никем не слышанное?

Максим:

- Мы сейчас работаем над новым проектом TELEGRAM. Группа полностью «живая» - никаких минусовок и фонограмм. В коллективе задействованы все участники PLAZMA, плюс бас-гитарист и барабанщик. Естественно, музыка получается совершенно другая, более тяжелая, что ли. Хотя мы используем и песни PLAZMA в другой аранжировке, но они звучат совершенно по-другому. А к ним идут и новые песни, придуманные специально для TELEGRAM. Сейчас этим проектом занимаемся в разы больше, чем PLAZMA. И посмотрим, что потом получится – сами сгораем от нетерпения. Хоть и было уже несколько концертов, но, тем не менее, это пока перспективный проект.

- А в каком примерно стиле этот проект? На что-то похоже?

(Все смеются)

Роман:

- На что похожа эта музыка – сказать сложно. И по той причине, что мы еще не сделали студийных записей.

Максим:

- Из нас плохие музыкальные критики, поэтому разбивать музыку на жанры мы совершенно не умеем.

Роман:

- И Бог его знает, на что это похоже.

- Ожидается приезд этого проекта в Благовещенск в ближайшем будущем?

Максим:

- Если все выйдет в резонанс, запишем альбом, тогда непременно приедем.

Роман:

- Согласен, тем более, если проект получит поддержку слушателей – приедем обязательно!

- А что такое для вас PLAZMA? Как вы понимаете свое творчество?

Максим:

- Лично для меня PLAZMA – это, в первую очередь, способность самовыражения, во вторую – коммерция. Наверное, прежде всего, ты должен делать то, во что сам веришь, что тебе доставляет глубокое удовлетворение. И только тогда слушатели понимают, что ты творишь искренне. И тогда они начинают верить в твои песни. И если уже поверили – считай, это уже полдела. А остальное приложится.

- А вот когда вы только-только появились на сцене, решили петь на английском языке. В принципе, это было смело. Почему приняли такое решение?

Максим:

- Так просто получилось. Другого языка, когда мы начали сочинять собственные композиции, и не предполагалось. Потому что все наши кумиры в то время пели на английском. Прежде мы написали песни, а потом начали разбираться – на каком же языке они получились?

- Западные группы (Depeche Mode, А-НА, которых вы исполняли) – они поют на английском, в принципе, для всего мира. Их слушает и знает весь земной шар. А вот насколько тяжело (или легко) петь на английском языке для своего отечественного слушателя?

Максим:

- На самом деле ничего тут сложного и страшного нет. Сложнее не петь для российского слушателя. А сложнее пробить эти дурацкие кордоны, которые, собственно, учиняют экс-комсомольские работники. Только и всего.

Роман:

- Мы действительно прошли такой долгий путь, поскольку в тот момент, когда мы только начинали творческий путь, прецедентов пения русскими на английском языке не было. Именно вот так, как у нас, чтобы команда была чисто англоязычной. Было, конечно, исключение – группа «Парк Горького». Но они все-таки жили за границей, и у них это происходило как само собой разумеющееся. А тут вдруг в Москве русская группа PLAZMA и только английский язык… Часто те продюсеры, к которым мы обращались со своим материалом, песнями, говорили, что, мол, все у нас здорово, но требовали сделать то же самое на русском языке. Типа, зачем петь на английском для своих же соотечественников? На что мы отвечали, что петь на английском – очень красиво. Но мы не побоялись быть не понятыми, рискнули.

А потом где-то в конце 90-х мы стали очень популярны в родном городе Волгограде. И до такой степени популярность зашкалила, что в народе получили статус местных поп-звезд.

- Насколько тяжело было группе из глубинки (В Волгограде около миллиона жителей) выйти на всероссийский уровень?

Роман:

- Мы, став популярными у себя в Волгограде, вдохновились этим успехом и поверили в то, что также можем быть известны и для всей страны. К тому же в нашем арсенале было большое количество концертных видео съемок, были и аудио записи. С этим багажом мы приехали в Москву. И так получилось, что Дмитрий Маликов стал одним из тех людей, на которых творчество PLAZMA произвело большое впечатление. Еще бы! Помню, когда выступали на набережной в Волгограде и практически все 30 тысяч присутствующих дружно с нами пели песню «Take my love». Маликов в нас поверил, и подписал с нами контракт на 5 лет. Еще через какое-то время в 2000 году радиостанция «Европа плюс», раскрутила этот наш первый хит, с которого, собственно и началось наше творчество.

- Получается, Дмитрий Маликов был тот человек, который помог вам взойти на пьедестал популярности?

Роман:

- Да, да, да! (Смеется)

- Но сейчас у вас с Маликовым, насколько мне известно, все кончено?

Роман:

- У нас был совместный пятилетний контракт, мы его полностью от начала до конца отработали.

- Кстати, ходили противоречивые слухи, что после окончания этого договора, название вашей группы будет изменено. Хотя мы видим, что никуда оно и не делось.

Максим:

- К сожалению, это чистая правда. Дмитрий не совсем попытался каким-то образом изменить ситуацию. Но в итоге мы спасли название, договорились. Приняли верное решение, каждый остался при своем.

- А насколько тяжело группе вашего формата развиваться в нашей стране, поддерживать свою популярность?

Максим:

- Скажем так, нам не то, что тяжело. Сложнее всего оставаться популярными очень долго. Безусловно, любая новая группа с более-менее неплохим материалом вызывает больший интерес у слушателя, чем группа старая, которая, возможно, делает песни лучше, профессиональнее и интереснее. Но для публики важнее свежесть ощущений. Поэтому нужно делать композиции в три-четыре раза лучше предыдущих, чтобы продолжать оставаться хотя бы на той же планке.

- Тогда, может быть, поделитесь вашим секретом поддержания успеха?

Роман:

- Максим верно подметил, очень сложно оставаться на плову долгие годы. Несмотря на то, что ты вроде бы, выпускаешь хиты такого же уровня, но все равно популярность неизбежно падает вниз. И чтобы поддерживать ее на прежнем уровне, необходимо предпринимать что-то из ряда вон… Потому что, во-первых, люди теряют интерес к творчеству давно известной команды. Это такой момент надоедания. А во-вторых, мы становимся старше. Появляется юная публика, а она все же любит артистов примерно своего возраста или у которых тематика песен соответствует их молодежному мировоззрению. И, как правило, юная публика – самая активная. И чтобы поддерживать интерес своих ровесников и публики младше себя, стоит предпринимать некоторые серьезные и неординарные решения. Интересоваться тем, что любит нынешнее поколение и подавать ему то, что оно требует.

- Кстати, вы оба большие любители авто-гонок?

Максим:

- Мы любим ездить быстро! (Смеется)

- А есть желание погонять по ночному Благовещенску
?

Максим:

(Смеется) – С правым рулем? Прикольно!

- А вы разве не пробовали ездить за правым рулем?

Максим:

- Конечно, приходилось попробовать раз-другой. И даже по дорогам с левосторонним движением, и с правосторонним.

Роман:

- Мы как-то не так давно были в Малайзии, брали там напрокат машину. Макс ездил на авто с правым рулем по левостороннему движению. У меня, честно говоря, в голове это не укладывалось, как это так происходит? Я был просто в ужасе! Ощущение, что мы постоянно едем по встречке (Смеется).

Максим:

- Думаю, прокатиться по Благовещенску с ветерком у нас не получится, но желание есть и оно огромное.

- Напоследок, несколько слов читателям портала AMURNET и амурским поклонникам вашего творчества?

Максим:

- Я считаю, что самое главное – это, друзья мои, - здоровье, счастье. И побольше денег – это сегодня актуально! И мирного неба над головой! Потому что это важно!

Роман:

- Больше хорошей музыки, позитивных эмоций. Действительно, сейчас время не совсем простое. Кризис – он все-таки мировой! Он коснулся и музыкантов, причем довольно серьезно.

Максим:

- Опять таки, в связи с этим я не за однополярный мир!

Беседовал Роман Кожанов.

ПечатьОтправить другу (email)
Рейтинг:
Комментарии
Пока ещё не было комментариев.
 
Наши новостные каналы Что такое RSS?
Подписаться на новости  
Самое популярное
pic Бренд FAVIANA появился в Благовещенске
Вечерние платья Faviana создают неповторимый стиль изящной, элегантной леди.
pic Как выбирать обувь?
В период сезонных распродаж важно не потерять голову и сохранить хладнокровие, какими бы огромными не были скидки.
Знакомьтесь - ботильоны Знакомьтесь - ботильоны
Это женская обувь с острым носом, она не закрывает икры и облегает лодыжку -  переходный вариант между туфлями и сапогами.
Бархатный сезон Бархатный сезон
Одни считают этот материал  "бабушкиным", в действительности же бархат ничем не хуже шелка,  нужно лишь научиться его носить.