Мария Маренич: Я с детства мечтала быть военной
30 Сентября, 16:15 \
Мария Маренич, хореограф.

Ее энергии можно только завидовать. Хореограф Мария Маренич, не так давно начавшая работать в Благовещенске, уже громко заявила о себе. В ее голове постоянно рождаются проекты: безумные, сумасбродные, шокирующие. Она и ее подопечные с удовольствием присоединяются ко всему новому и свежему, что происходит в городе. Выступление танцоров Марии всегда запоминаются зрителям своим куражом, энергетикой, «уличным духом». Сегодня Мария рассказывает читателям Amur.net всю правду о себе.

– Маша, танцы – это судьба?

– Я о танцах в детстве никогда не думала. Это не было моей любовью, страстью. Совершенно. Хотя, родители отдали меня именно в танцевальную студию. Чтобы в форме хорошей была и чем-то занималась. Я с детства была крупным ребенком, и из-за роста меня всегда ставили сзади. И вообще я никогда не была лучшей в танцах. Кроме того, постоянно занималась чем-нибудь еще, тратила время на цирк, тэквондо.

Мой отец военный, он всегда меня брал на полигоны. Я видела всю эту жизнь с романтической стороны и с самого детства мечтала об армии. Было очень интересно.

– А почему же эта мечта не сбылась?

– Даже не знаю. Почему-то не получилось. Раз – и поступила в училище культуры, потом в институт. Так вот и затянула меня хореография. Наверное, переломом стало то, что я почувствовала в этой работе отдых. Я не хожу в студию работать. Все что я делаю там – доставляет мне удовольствие. Мне не нужно ходить на работу из-под палки, я не делаю то, что обязана, а то, что сама хочу. Более того, если мне кто-то скажет делать то, что я не хочу, я все равно буду поступать по-своему.

– И когда появилась любовь именно к этому делу?

– Не знаю. Честное слово! Не помню такого дня, когда бы я сказала себе: я люблю танцевать. Долгое время не любила, а потом вдруг оказалось, что уже давно люблю. Наверное, жизнь моя повернулась в эту сторону банально из-за страха заканчивать 11 классов. В школе я была далека от статуса отличницы и примерной девочки. Дралась со старшеклассниками…

– Старшеклассниками или старшеклассницами?

– КАМИ! Были такие случаи. Все хотела показать свое огромное «Я» окружающим. Была пацаном в юбке… кстати, в юбке практически не ходила! Штаны, ботинки под военные, все такое неформальное…

– Прическа «ежик», как у «солдата Джейн»?

– Нет, до такого, конечно, не доходило… Но хулиганистой была. И, возвращаясь к страху 11-го класса, было боязно преодолевать такие испытания, как получение аттестата, выпускные экзамены, вступительные. Я решила пойти по более легкому пути и поступила в училище. То есть, на тот момент танцы были всего лишь прикрытием от учебы. Правда, пошла я в училище только с условием того, что закончу вечернюю школу. Так что не такой уж и легкий оказался этот путь: занятия в училище культуры, потом в школе.

– Никогда не жалела?

– Нет. В данном случае, я, можно сказать, нашла себя. Но я вообще особо ни о чем содеянном не жалею. Я далеко не идеальна, есть за мной «косяки». Стараюсь изменять ситуацию, сама иногда меняюсь, но не жалею. Что сделала – то сделала.

– Итак, незаметно для самой тебя танцы стали твоей судьбой. В этой сфере ты ценишь себя больше как танцор или как хореограф?

– Однозначно, как хореограф. Потому что на сцене никогда не была суперстар – тело не позволяло. Зато мне очень нравится смотреть на выступление своих воспитанников, видеть их эмоции.

– Иносказательно говоря: средний боксер может стать хорошим тренером?

– Безусловно.

– Думаю, не совру, если скажу, что ты человек амбициозный. Как твои амбиции проявляются в жизни?

– Работая, решая дела, могу нецензурно выразиться не в том месте, не в тот час. Могу ругаться громко на людей, на которых не стоит ругаться. Но хочу оговориться: кричу я всегда справедливо. За дело.

– А на целях твоих жизненных как отражаются амбиции?

– Я вся в делах. С детства хочу делать какое-то свое дело. Не бизнес, а именно живое полезное дело и при этом неординарное, интересное… Причем, необязательно, чтобы оно было именно мое. Хочется собрать команду активных неравнодушных людей, которые бы вместе делали с горящими глазами. Чтобы это было настоящее движение, которое бы помогло молодым жить активно, ярко. И деньги бы зарабатывало – ничего плохого в этом нет. На сегодняшний день такое дело – это академия, где мы будем заниматься танцами уже гораздо серьезнее, чем в «Dance Craft». Мне хочется заниматься с молодежью. Хотя, сейчас в XXI веке порою так все у нас запущено.

– Кстати, как ты оцениваешь развитие молодежной жизни в нашем городе?

– Мне нравится, что началась высокая активность. Допустим, в хореографии появилось немало интересных коллективов, команд – это хорошо. Уличная индустрия начала более-менее раскачиваться: хип-хоперы, скейтеры, роллеры. Паркур немного затих, но это поправимо. Обидно, что люди, чем-то загоревшиеся, не доводят начатое до конца, угасают. Не хватает подпитки.

– Откуда подпитки?

– От взрослых, от власть имущих. Даже не финансовой помощи, а хорошей здоровой и профессиональной суеты, поддержки опытных и обладающих возможностями людей. Которые заинтересованы в развитии молодежного движения.

– А ты не считаешь, что молодым надо самим добиваться «лучшей жизни»? Как ты, например: везде бегаешь, суетишься и результаты у тебя налицо.

– А один в поле не воин. Я же говорю: нужна команда. Ее как раз не хватает в Благовещенске. В этом главный минус нашего города – каждый сам по себе. Да еще и в рот друг другу заглядываем – кто что жует.

– Насчет молодежи. У тебя уже дочь подрастает. Задумывалась, куда ее определить?

– В «Ровесники». Не оттого, что это самый известный танцевальный коллектив. Мне нравится, что там налажена система обучения и дисциплина. Меня она не слушает, так что пусть ее там дисциплине научат.

– То есть, ты сама детей маленьких в этом году набираешь, а дочь не хочешь? Своего ребенка учить не получается?

– Не получается. Дома – одно дело, а на тренировках, репетициях… Я же там обращаюсь с ней одинаково как и с прочими – и у нее ревность. Так что пусть – в «Ровесниках». Мне нравится, как там с детьми обращаются.

– Смотри, какая ситуация: тебя отдали в танцы, не спрашивая, теперь ты отдаешь свою дочь также…

– Ну, как «не спрашивая»? Что такое четыре года! «Хочешь танцами заниматься?». «Дааа, хочууу!». Она же не понимает, на что подписывается или от чего отказывается. Да и что она ответить может? Она же родилась и выросла среди всего этого: танцы, репетиции, выступления. Пыль кулис, эмоции зала. У девочки не было выбора!

– Сейчас - да. А если лет в 12 твоя дочь скажет: «Мама! Ну их, эти танцы!» Как ты отреагируешь?

– Не знаю. Посмотрим. Смотря чем она взамен увлечется. Может, будет языки учить. Или спортом займется. Это же круто!

– Маша, сегодня ты очень активно погружена в свою работу. Но если посмотреть в будущее, как долго ты планируешь этим заниматься? Нет ли мысли уйти? Например, в семью?

– Нет. В семью – это же тяжело. Ты живешь хореографией, тебе это снится ночами! И вдруг – в домохозяйки. Нет, я не смогу. И вообще никогда не закончу заниматься танцами. Чем дальше, тем больше. Со временем молодость уходит, а когда ты с молодыми занимаешься, то и они тебя бодростью и энергией заряжают. Нет, я не буду никуда уходить. Я здесь.

Статью подготовил(а): Василий Кленин.


ПечатьОтправить другу (email)
Рейтинг:
Комментарии
Пока ещё не было комментариев.
 
Наши новостные каналы Что такое RSS?
Подписаться на новости  
Самое популярное
pic Бренд FAVIANA появился в Благовещенске
Вечерние платья Faviana создают неповторимый стиль изящной, элегантной леди.
pic Как выбирать обувь?
В период сезонных распродаж важно не потерять голову и сохранить хладнокровие, какими бы огромными не были скидки.
Знакомьтесь - ботильоны Знакомьтесь - ботильоны
Это женская обувь с острым носом, она не закрывает икры и облегает лодыжку -  переходный вариант между туфлями и сапогами.
Бархатный сезон Бархатный сезон
Одни считают этот материал  "бабушкиным", в действительности же бархат ничем не хуже шелка,  нужно лишь научиться его носить.